воскресенье, 26 февраля 2017 г.

Продолжения книги 23

В том же самом бюро путешествий брал всегда билеты и мой бывший босс Костя. Хозяин конторы, господин Л., дал ему прозвище «Лос-Папагайас». Я догадываюсь, что это наверно по-испански попугай. Костя был очень горделив. Настолько горд, что это уже называется не гордостью, а понтом, или понтами. Это бросалось в глаза в манере одеваться в том, что и как он говорит. Люди втихаря посмеивались над этим, но за глаза. Человек то он был богатый, и деньги платил. И вот мистер Л, хозяин туристического бюро, проговорился ему, что он теперь не лучший клиент. Лучший клиент теперь его бывший работник, который по 4-5 раз в месяц летает в Лондон, и только бизнес-классом. Узнал я об этом случайно. Встретил как-то в аэропорту некоего Эдика. Был в Берлине такой персонаж. Наверное, и сейчас там живет. А он с «благополучно» вляпался в бизнес с Костей. Они совместно открыли ювелирный магазин, который потом вылетел в трубу. Но, провернули какую-то мутную сделку с бриллиантами из Израиля, продав их какому-то русскому, жившему в Испании. Эдик потом всяких раз, встречая меня, рассказывал, какой Костя подлец и негодяй, и как он его надул. Но, я не берусь судить, так как не слышал версию противоположной стороны. Это раз. А во-вторых, я не склонен верить ни одному из них. Но, все же скорее Эдику, чем Косте. Так как много грешков за ним знал. Так вот Эдуард мне сказал: «Если тебя, когда-нибудь, кто-то сдаст полиции, то не сомневайся, что это был Костя». Я спросил, почему он так думает. Он ответил, что был с ним вместе в турбюро, когда ему сказали, что я лучший клиент, который больше всех летает бизнес-классом. Эдик сказал, что Костя весь позеленел в этот момент. Здесь я ему верю.  Костя был патологически болен излишней амбициозностью. Он хотел быть первым во всем. Лучше всех играть в теннис. Иметь самую лучшую машину. Самую красивую женщину. Иметь среди своих знакомых знаменитостей, и всем окружающим это афишировать. Когда грянул кризис 1998 года, и он лишился основного дохода, он начал бледнеть и зеленеть. Жаловался, что по утрам просыпается с ощущением, что в сердце воткнута игла. Говорил, что не знает, как дальше. На что Эдик ему сказал: «Это вам, русским свойственно переживать еще до того, когда настоящая беда нагрянула. То ли дело, мы, евреи. У нас все не так. У тебя, что деньги кончились? На год тебе хватит, при твоих расходах? Да? А раз хватит, то нечего и идиотничать». В общем, он его вылечил.
Костя выдавал себя за еврея. Он и приехал в Берлин как еврей. Но, оригинального свидетельства о рождении не было. Поскольку и быть не могло. Он в нем значился русским. А приехал он с архивной справкой. В начале 1990-х это была такая тема или схема. Русские брали в архивах за деньги справки, что они евреи, а немцы им верили. Но, немцы не дураки. Они просто доверчивые люди. Прошло какое-то время, и они поняли, что в РФ за деньги можно купить буквально все. Немецкие власти стали требовать оригиналы свидетельства о рождении со всех, кто вызывал у них сомнения, с их архивными справками. Немало народу было лишено вида на жительства и выдворено в РФ. Но, Константин всех перехитрил. Ведь все гениальное просто. Находясь в Испании, он имитировал кражу у него дипломата в аэропорту. Вызвал полицию. Дипломат, конечно, никогда не был найден. Но, в перечне вещей он указал среди прочего оригинал свидетельства о рождении. И если бы немецкие власти потребовали его предъявить свидетельство о рождении, то он мог бы предъявить справку от испанской полиции, о том, что свидетельство вместе с прочими документами было у него украдено. Я, естественно не знаю, пришлось ему прибегнуть к такой справке или нет, но он подготовился.
Не знаю, к сожалению, или к счастью, но бизнес по перевозке денег прекратился. В один из приездов в Лондон, мне никто не позвонил. Я ждал до вечера. Потом позвонил заказчику. Он сказал, чтобы я ждал дальше. Я переночевал. До второй половины дня звонков от курьеров так и не было. Кода я позвонил заказчику во второй раз, он сообщил, что все закончилось, и заказов больше не будет.
После этого пошла некая полоса невезения. За что бы я не брался, ничего не получалось. Причем, не получались такие вещи, где казалось все было верно рассчитано и просчитано. Но, не получалось. Однажды у меня должна была состояться встреча с одним человеком в Дортмунде. Все было оговорено предварительно. Должен был сложиться успешный бизнес. Чтобы не рисковать попасть в пробку на автобане, я решил ехать поездом. Встреча была в шесть часов вечера у вокзала в Дортмунде. Я заранее взял билет на поезд с запасом времени, чтобы приехать на полтора часа раньше. И что вы думаете, под Ганновером поезда встал, и по громкой связи сообщили, что в результате аварии на линиях электропоездов, движение остановлено как минимум на 4-5 часов. Вот такая вот была невезуха.
В это время в моей жизни появился Иван. Его звали, не Иваном, но он всем представлялся как Иван. Это был здоровенный детина из Литвы. Он был литовец, но по-русски говорил без акцента. Иван был шумный, суетной, очень энергичный. И знал он только один бизнес: контрабанда сигарет. Пришлось вернуться к старой теме. Клиенты были и у него, и у меня. А вот поставки пошли от него. Это были новая схема. Они возили какой-то мазут в цистерне. А на дне, в мазуте были спрятаны герметично упакованные блоки сигарет. Машину загоняли во двор какого-то человека под Берлином. Я не знал его. И там специалист в специальном костюме нырял в цистерну и доставал оттуда герметично упакованные блоки сигарет. Чего только не придумывали безумцы ради наживы.
В Петербурге был один очень крутой контрабандист. Некто Вова П. Этот человек отправлял сигареты в Англию на морских судах. У него был кто-то из таможни в порту Питера. Но, понятное дело большевистские чиновники люди продажные до мозга костей, и Вова им не доверял. У него было куплено свое судно. Не знаю под каким флагом оно ходило. Но, где-то в нейтральных водах суда вставали на якорь рядом друг с другом и товар перегружался прямо в море. С большой вероятностью русские таможенники могли стучать англичанам. Но, про второй пароход они ведь ничего не знали. Такая схема работала довольно долго. Но и ей пришел конец. Англичане брали Вовин пароход приступом с воздуха. Высаживался английский спецназ с вертолетов. Я сам читал в английских газетах об этой операции. Но, Вова был прикрыт так хорошо, что никто до него не добрался и ничего с ним не случилось.
А мы с Иваном потихоньку, по мелким партиям как-то зарабатывали деньги. Был у него один самый большой и самый главный недостаток: пьянство. Однажды он после пьянки проспал встречу с прилетевшим на переговоры человеком из Лондона. Естественно, этот человек сразу же ушел в туман, и больше не выходил на связь. В свое оправдание Иван выдал: «Ну, извини, друг, я сильно выпил накануне, и проспал». Меня это дико бесило. Я с детства ненавижу пьянство и мне противны пьяные люди. Но, приходилось терпеть.
Иван, связавшись с людьми в Питере наладил банальную старую схему: в палетной доске. Я ему говорил, что не надо. Что слишком известная и засвеченная тема. Но, на него давили питерские поставщики, стремившиеся заработать. Под это дело, он приобрел литовский паспорт со своей фотографией, но на чужое имя, и мы открыли на него фирму с ограниченной ответственностью в Берлине. Тогда уже литовцы могли учреждать фирмы в Германии. Звали его по этому паспорту Римвидас. Фамилию уже не помню. Но, даже если и помнил бы, то не назвал. Сняли офис. А на работу нам была нужна немка, которая бы без иностранного акцента отвечала на звонки. Нашли. Звали ее Штефани. Была она очень высокого роста, и говорила по-русски довольно неплохо, но с акцентом. Посадили ее в офис секретарем. Зарплату назначили 3 000 марок чистыми. Это была высокая зарплата. Поставки были еще не подготовлены, и делать ей было совсем нечего. Мы еще сняли в Дортмунде склад, куда все это привозить, и где это перетаривать. Взяли в схему поляка. Такого большого, толстого и смешного поляка. Оказался очень порядочный человек. Он был в теме. То есть все знал, что должно было происходить. Я был наемным управляющим и в офисе появлялся редко. Звонил Штефани по телефону, и в 2 часа дня отправлял ее домой. Она страшно была недовольна, и говорила: «Денис, вы платите мне такую большую зарплату, а я почти ничего не делаю». На что я ей говорил, что мы готовимся к крупным поставкам досок, и скоро я буду просить ее остаться поработать сверхурочно. Ранние уходы сейчас нужно рассматривать как аванс. Я прекрасно понимал, что в один прекрасный день к нам придут, и мне придется держать ответ. Но, все висело на Иване, и это должно было сработать. Поляка звали Збышек. Он принимал грузовики в закрытый склад. Затем разгружал погрузчиком груз, и вынимал из него товар. Покупатели потом приезжали туда на своем транспорте забирать сигареты.
Проработала эта схема месяца два, не более. Однажды утром позвонил Иван со специально взятого на этот случай телефона с сим-картой на второй такой же, взятый только для одного звонка. Когда прекрасным солнечным утром у меня зазвонила эта трубка, я уже и без слов Ивана знал, что произошло. Полиция позвонила через 2 часа после звонка Ивана, и пригласила меня явится в какой-то спецотдел, расположенный у аэропорта Темпельхоф. Приехав туда, я увидел там Штефани, которая была удивлена и взволнована. Допрашивали нас вместе. Очень вежливо и корректно проводился допрос. Оказалось, что этот Римвидас такая сволочь, такая сволочь, что всех нас подставил. Комиссар полиции попросил нас обязательно сообщить ему, если эта сволочь объявится. Но, при этом, сказал, что, он конечно же не объявится. Збышека взяли на складе и посадили в тюрьму в Гамбурге. Я не знаю, что он говорил полиции. Он отсидел полгода, был выпущен, и принудительно депортирован в Польшу. Ему была выплачена компенсация за страдания от Ивана.
Прошла пара недель и мне позвонил Иван. Попросил приехать к нему на квартиру, которую он снимал в районе Шпандау. У Ивана была выбрита голова наголо. На голове 7 швов. Лицо синее с желтым вперемешку. С кровати вставал с трудом. Был он безумным во хмелю. У него уже была прострелена ступня. Это случилось года за два до нашего знакомства в его родной Клайпеде, в каком-то ресторане. Человек обладал богатырским здоровьем, и при этом был буйным и невменяемым во хмелю. Рассказал, что был на русской дискотеке на Уландштрассе, что ни в чем не виноват. Сидел спокойно, никого не трогал. Ему несчастному, чем-то твердым ударили в лицо, а дальше он ничего не помнит. Очнулся в машине за рулем, и не мог ехать, потому, что кровь заливала лицо. Там его полиция и обнаружила. Его увезли в больницу, машину на стоянку. А он из больницы сбежал. В общем, пришлось мне сообщать его жене в Литву. Она приехала, и конечно, ухаживала за ним. Как выяснится позже, все там было совсем иначе, и зачинщиком всего был сам Иван. Но, об этом расскажу позднее. Бизнес наш совместный не восстановился. Мне как-то было неспокойно сотрудничать с непредсказуемым Иваном. Да, и очень хотелось уйти от незаконного бизнеса. Это по жизни не мое. Не нравилось мне это.
Вообще человек в жизни должен заниматься тем, что ему нравится. Если это удалось. Если получается заниматься любимым делом, то и в семейной жизни будет все хорошо. Счастье обычно бывает полным, или его нет совсем. Нельзя быть на половину счастливым. Думаю, что подавляющее большинство людей согласится с этим. Но ведь сначала нужно понять, что тебе нравится делать больше всего на свете. К сожалению, далеко не всем дано понять, что есть их любимое дело. Такими занятиями могут быть искусство, наука, спорт, ремесло. Но, даже если кто-то понимает, что ему больше всего нравится делать, то далеко не все, кто это осознали, посвящают себя своему призванию. В современном мире, особенно в невезучих и неустроенных странах, человек начинает анализировать, что может ему принести максимально высокий заработок, и уходит от своего призвания, предает зов души. А ведь на самом деле, самый высокий уровень жизни имеют именно те, кто занимаются своим любимым делом. Ведь если ты занимаешься тем, что тебе нравится, то с очень большой вероятностью, ты достигнешь в своем деле совершенства, или очень высокого уровня профессионализма. А это значит, что деньги сами к тебе придут. Представьте себе, что кто-то с играет в хоккей с возраста 5 лет, и любит это больше всего на свете. Мальчик готов тренироваться сутками. Наверняка из него получится хороший профессиональный спортсмен. Он будет играть в любимую игру, и получать за это очень хорошую зарплату. Кто-то с юности любит изучать иностранные языки, и у него хорошо получается. Кто-то с детства мечтает стать врачом и лечить людей. Так вот люди, которые не предают свою мечту, и борются за нее, не сдаваясь, как привило, живут потом счастливой жизнью. А те, кто ищет легких путей и легких денег, обычно, даже если их зарабатывают, то потом теряют. Эти люди, как правило несчастливы в семейной жизни. Все у них как-то не так, как им хотелось бы. Но, чтобы распознать свой дар в раннем возрасте, нужно еще обладать определенным умственным и духовным развитием. Если у ребенка родители пьяницы, или дубовые пролетарии, то мало шансов у такого ребенка получить какой-то дар. Хотя бывают исключения, и я знаю пару примеров, но не буду здесь трогать имена людей и их право на частную жизнь.

К 23-25 годам я понял, что более всего на свете мне нравилось изучать иностранные языки. Я занялся этим сам. Живя в Петербурге во времена СССР, я покупал дорогие лингафонные курсы английского языка, занимался по нескольку часов каждый день. Устроился на работу в гостиницу Прибалтийская, где носил чемоданы туристам и получал языковую практику. Мне попадали в руки книги на английском языке. В основном это были американские детективы в мягкой обложке, которые я просто проглатывал один за другим. В каждый рабочий день была практика. К 26 годам у меня был великолепный английский язык в его американской версии. Я совершенно свободно общался, читал книги. Пойти бы в университет, и заняться любимым делом. Так нет, денег все время хотелось на хорошую жизнь. Так и продолжал читать книги и слушать западное радио для собственного удовольствия. Но, свое призвание профессией так и не сделал. 

понедельник, 28 ноября 2016 г.

Продолжение книги 22

Шло время. Шла торговля. Приближался кризис 1998 года. Приближался, приближался, и наконец наступил. Застал он нас в отпуске в Испании. Костя снимал небольшую виллу вблизи Пуэрто-Банус. Русские называли его Порт Ибанус. Они думали, что он на самом деле так называется. Русские любят искажать названия предметов и населенных пунктов, которые они слышат на незнакомых им языках. В общем, отдыхаем. Солнце, море, денег в карманах хватает. Прокатная машина стоит во дворе. На вилле свой бассейн. Можно и на море не ездить. По вечерам жарим мясо на решетке. Ходим иногда в ресторан поужинать. Рядом москвичи отдыхают. На соседней вилле англичане. В гости друг к другу ходим. Лето. И тут вдруг звонят клиенты. Рубль вниз полетел. Просто посыпался как сухой лист с деревьев. Рубль был 6 рублей за доллар. За одну неделю он упал до 18 рублей за доллар. Итогом падения было 28 рублей за доллар. Это был, насколько я помню август 1998 года. Печалька. У клиентов стоит на складах наш шоколад. А мы уже работали как цивилизованные люди. Без предоплаты. Предоплату делал один только человек: самый лучший клиент, Виталий Литвиненко. И денег его на тот момент на счету у Кости было более 500 тыс. долларов. А вот у московских клиентов стояло в реализации шоколада как раз примерно на ту же сумму. Разные ситуации. И тут началось бодание. Костя просил их все сбыть еще при курсе 16 руб. за доллар. Они сказали, что все должно качнуться обратно, они мол имеют инсайдерскую информацию. Дождались 28, а потом сливали все за копейки. В итоге, сказали Косте: «Ну, так вышло. Не виноваты мы. Вот продали все за 100 000 долларов. Сейчас тебе переведем.»

Другая история с Виталием. Он звонит и просит: «Верни мне, Костя все мои деньги, которые у тебя на счету назад. Сам видишь, что произошло. Продолжать закупки не могу». Костя, в ответ, врет Виталию, что он уже произвел шоколад на все эти деньги, что он купил какао-бобы и так далее. Препирались они где-то около недели. В результате, обманутый Виталий вынужден был принять шоколад на все оставшиеся деньги, и по старым ценам в марках. Долго же он потом реализовывал этот шоколад. На этом закончился успешный этап деятельности компании БОССНЕР.

Расходы компании доходили до 50 000 марок в месяц. Когда торговля остановилась, и не было перспектив ее возобновления Костя снял новый офис, и урезал всем зарплаты. Расходы сократились до 15 000 в месяц. Но, и это был минус. Мой заработок закончился. Я ушел на пособие по безработице, и Костя немного доплачивал мне за то, что я выполнял какие-то его маркетинговые задачи. Денег хватало только на то, чтобы сводить концы с концами. Ну, не накопил я. У него остался очень большой запас. С моей точки зрения просто огромный. Но, у него уже был построен дом в Испании, а это расходы. Плюс содержал убыточную фирму – тоже расходы. Незадолго перед кризисом он еще взял на работу графического дизайнера. Его звали Саша К, из русских немцев Сибири. Мало того, что он был виртуозом в работе с графическими программами, он был еще и художником. В 1998 году шла подготовка к большим свершениям. Но, кризис перечеркнул все планы. В доме моем жили со мной еще моя вторая жена, двое детей, собака и домработница. Все это было невозможно вытянуть на пособие и ту небольшую доплату, что платил Костя. И я ушел от него. Ушел в криминальную сферу. В контрабанду сигарет. Была тогда такая тема. Там была сверхприбыль, и там были сверх риски. Если из пяти, отправленных с товаром машин (фур), до покупателя доходила хотя бы одна, то убытка не было. Был бизнес по нулям. Мне предложил этот бизнес один немец. Довольно молодой немец. Мы гуляли в парке с собаками вместе. Он мне много раз предлагал привезти сигареты. Но, я же работал в успешной компании и мне это не было нужно совсем. Но, когда хорошо прожаренный петух стукнул своим крепким клювом в мою задницу, то я завертелся как уж на сковородке. Все хотят кушать, а детей оставлять голодными нехорошо.

Русский Берлин очень тесный мирок, несмотря на то, что город очень большой. На момент моего проживания в Берлине население города составляло 4,5 млн жителей. Это включало в себя всех после объединения. До объединения население Западного Берлина было 3,5 млн жителей, Восточного Берлина – 1 млн. Википедия указывает площадь берлина 891 км2, а Петербурга 1400 км2. Мне кажется, что Питер взят вместе с областью. Берлин не может быть посчитан с областью, так как нет такой области. Сразу за границами города начинаются другие федеральные земли, например, Бранденбург. Когда ездишь на машине по самому городу, то впечатление такой, что Берлин значительно крупнее Петербурга. Вероятно, это так и есть. Просто статистика по-разному считает площадь.

Так вот русский мир Берлина тесен. Я нашел поставщика сигарет для Матиаса (так звали немецкого заказчика). Им оказался мой старый знакомый из Риги. Назовем его здесь Артуром (имя изменено). Артур занимался в свое время импортом алкоголя в Питер. Через него и мы продали не мало фур с водкой и испанским вином «Сангрия», которое делалось в Германии. На момент, когда я его нашел, и обратился к нему со своим вопросом, он уже поставлял сигареты в Германию другому человеку. Но, потенциал еще был, и он согласился. У него была собственная лесопилка, деревообрабатывающий цех в Латгалии. Это область Латвии вблизи русской границы. Там он выпускал паллетную доску и брус. Но, это не было основным его бизнесом. Главным делом, была паковка и отправка сигарет. Это было целое искусство. Шло вечное соревнование между таможней и контрабандистами. В то время еще не было рентгеновских установок на каждом пропускном пункте немецкой таможни. Игра в кошки мышки была крайне интересной, увлекательной и опасной. Как я уже упоминал, прибыльность была огромной. Одна успешно доставленная клиенту фура, компенсировала потери от пяти фур, арестованных таможней. До определенного времени самой популярной формой тайника была паллетная доска. Это заготовки для изготовления паллет. Эти неширокие доски складывались в небольшой куб, примерно 1,2х1,2х1,2 м. Если все по-честному, то там только паллетная доска. А если по-другому, то доска с наружи, а внутри блоки сигарет. Естественно, как только немецкая таможня в первый раз обнаружила такую схему, так доверие к паллетной доске упало. Но, если какой-то товар идет большими потоками, не будешь же вскрывать каждую машину. А если и каждую, то не будешь же вскрывать каждый кубик. А в заднюю часть обычно ставились «здоровые» кубики. Но, Артур придумал новую схему, которая была еще неведома таможне. Это был толстый брус. Толстые и длинные полудоски полубревна. Брус фрезеровался и становился полым внутри. Торцы при этом оставались цельными. Внутрь каждой доски укладывались блоки сигарет и закрывались по бокам шпоном. Брус укладывался в пачки. По наружному периметру бачки были здоровые цельные доски, а дальше внутри с начинкой. Торцы были у всех досок цельными. Поэтому, чтобы найти товар, нужно было сгружать с машины погрузчиком пакеты с брусом и разбирать их. Доски лежали в пакетах плотно. Одна к одной. Вообще ничего не видно. Эта схема работала долго. Однажды, клиент стал вызывать меня на место разгрузки, уверяя, что товара нет, что там одни доски. Получив по телефону инструкции, он все нашел, и сказал, что это было гениально. Схема работала дольше, чем паллетная доска. Но, в итоге сгорела и она. Все тайное когда-то становится явным. И это от того, что люди говорят. Никто не может заставить людей молчать. Те же клиенты, немцы, наверное, хвастались в пивных, как они дурят таможню. Рабочие лесопилки, паковавшие товар, тоже не глухонемые. Так устроен мир. Людям зачем-то нужно хвастаться, или просто развлекать собеседников. Они рассказывают о вещах, о которых им бы следовало молчать. Но, они не могут жить иначе. Так устроен мир. Сколько мужчин и женщин портили себе семейную жизнь тем, что рассказывали, о каких-то отношениях с кем-то в таких местах и компаниях, где им казалось, никто не имел общих с ними знакомых. Увы. Ведь не даром мудрые сказали, что молчание – золото. Закончилась и наша с Артуром схема с толстым брусом. Да, еще хотел упомянуть о стандартной конспирации всех контрабандистов. На каждую партию закупались новые телефоны. Новые аппараты и новые сим-карты. Покупалось все в магазинах у поляков. Они ребята понятливые. Паспортов не спрашивали, и карты записывались на несуществующих людей. После получения груза покупателем телефоны вместе с сим-картами выбрасывались. Я свои обычно выбрасывал в водоемы. Естественно, что для такой оперативной связи покупались самые дешевые телефоны.

Когда в жизни закрывается одна дверь, то всегда открывается другая. Наш период работы с толстым брусом был в целом успешным. А за небольшим морским проливом была страна Англия. А там такие акцизы на алкоголь и сигареты, там такие цены на них в рознице, что прибыльность одной партии проданной в Англию была как минимум в два раза выше прибыльности одной партии поставленной в Германию. Но, там не было никаких знакомых получателей. И тут выяснилось, что у одного моего хорошего знакомого из Украины (назовем его Коля) был близкий родственник – американец. Это был выходец из СССР, богатый человек, у которого был собственный дом на острове Сант-Андреас в Карибском море. Человек этот на тот момент времени сидел в тюрьме в Лондоне. Назовем его мистер К. Пришлось съездить в Лондон, и навестить мистера К в тюрьме. Процедура это довольно простая. Один неприятный момент: сканируют ладонь целиком со всеми морщинками и трещинками. Полагаю, что затем отпечатки пальцев остаются в каких-то базах данных английской полиции. Но, когда хочется кушать, приходится рисковать. Мистер К оказался здоровенным мужиком под два метра ростом, и очень умным человеком с криминальным складом характера. Он познакомил меня с англо-африканцами. Наверно писать негры сегодня не политкорректно, хотя по-русски мы называем людей с черным цветом кожи словом «негр». Вообще то эти ребята были родом из Карибских островов: Ямайка, Тринидад и Тобаго, и т.д. Главного звали Дэниел, ему уже было 50 лет, но возраста заметно не было. У черных вообще до глубокой старости не видно реального возраста. Телохранителя мистера К звали Гарфилд, как кота из мультика. Гарфилду было 46, а я тогда думал, что ему лет 30-35. Когда его босс сидел, Гарфилд был без работы, и просто тусовался с остальными джамайканцами. Он был очень высокого мнения об уме и хитрости своего босса. Он рассказал мне, что мистер К жил в таком районе на Ямайке, где каждый день убивают по 18 человек, а его никто не разу не убил.

Черные парни согласились принимать сигареты, и бизнес начался. Отправка первой партии была очень важной, пришлось поехать на приемку. Схема была такая, что трейлер был с тайником: двойное дно было сделано очень искусно. Видимо в Латвии хватало людей с руками. Трейлер пришел с каким-то грузом, уже не помню с каким. С чем-то совсем банальным и не очень-то нужным. Это был просто предлог для загона трейлера в Англию. Черные парни доставили груз своим тягачом получателю и притащили трейлер на свою территорию. Там и происходила выемка товара. Я получил очень четкие инструкции насчет устройства тайника, и проблем с выемкой сигарет не было никаких. Но, тут наступила первая проблема. Эти веселые черные ребята из с карибских островов, никогда не продавали сигарет. Это была их первая проба. Мне было в лоб объявлено, что деньги я не получу, пока они их не продадут. Тут же они добавили, что боятся обмана мне не нужно, потому, что я пришел к ним от мистера К. А мне ничего не оставалось, как застрять в Лондоне на неделю, и ждать денег, в которых была моя доля, и доля продавца из Латвии. Ночевки в Лондонских пансионах и гостиницах не бесплатные, но, учитывая высокую рентабельность бизнеса оно того стоило. Через неделю я получил расчет. Все честно и точно, только много фунтов было мелкой купюрой. Сумма была крупная, более 100 тыс. английских фунтов. Но, на своей машине через паром в Дувр (Франция), вывез без проблем. А дальше пошло, ребята стали уже мгновенно продавать товар, за 1 день. Однажды они ошиблись, и недодали мне некую сумму. Я еще не успел добраться до дома в Берлине, как они сами позвонили, и сообщили об ошибке, сказав, что компенсируют со следующей партии. Не помню уже сколько прошло отправок. Заработали все хорошо. А потом где-то на границе Польши и Германии немецкие таможенники перевернули весь этот трейлер. Правда он шел пустым, но они нашли тайник. Мы сразу прекратили поставки. Запаса денег хватило на какой-то период жизни. Но, когда нет постоянного заработка деньги тратятся очень быстро. И они начали подходить к концу.

В этот момент выручил мой же рижский компаньон по этому бизнесу. Он познакомил меня с одним рижским олигархом (по местным масштабам того времени). У этого человека был налажен очень масштабный сигаретный бизнес с Англией. Ему нужно было вывозить оттуда наличные деньги. Договор был такой: я отвечаю за все головой, кроме случаев, если деньги будут конфискованы полицией. В этом случае был бы документ, и ноль претензий ко мне. Нужно было вывозить деньги самолетом. Привозили деньги всегда литовцы. Не знаю, почему, но всегда литовцы. Я прилетал в Лондон, селился в пансионате на Victoria Station. Всегда выбирал какой-нибудь пансионат именно там. Там было недорого, и был огромный выбор пансионатов. Не знаю, как сейчас, а тогда на рубеже тысячелетий там даже не спрашивали паспорт. Заполняешь бумажку, где пишешь имя и адрес, и все. Я всегда давал английские адреса из других городов, но писал там немецкие имена, так как легкий неопределяемый акцент все же присутствовал, я не решался называть себя чисто британскими именами. Все всегда проходило гладко. Я даже умудрился купить себе английскую сим-карту сети Orange, на чужое имя без предъявления паспорта. Чтобы координировать работу с Ригой, приходилось иногда звонить заказчику, для этого покупалась карта интернет-телефонии: отскребаешь код, и звонишь из телефонных автоматов. Трубка с местной симкой только для входящих звонков от тех, кто привозил деньги. Полная анонимность.

Лондон я не любил никогда. Это безумно шумный город, абсолютно переполненный людьми и автомобилями. Там суета не стихает вообще. Где-то с 2-3 часов ночи до 5 утра, некоторое затишье, и потом снова начинает кипеть жизнь. Если это можно назвать жизнью. Это суета сует. В Лондоне есть такие районы, где вы, проезжая на машине не увидите ни одного белого лица вообще. Они населены пакистанцами, индусами, черными людьми из карибского бассейна. Есть уродливые улицы-коридоры, состоящие из двухэтажных домов, стоящих вплотную друг к другу. Они могут быть прямыми, а могут изгибаться дугой под углом. На них нет зелени. Красивая старая архитектура только в центре города. А дальше унылое убожество. Возможно это мое субъективное мнение. Я никому не навязываю его. Париж красивее Лондона по архитектуре раз в 100. Но, и Париж стал ужасным. Он точно также переполнен людьми. Он такой же бешенный и бесноватый, как Лондон и современная Москва. Но, Париж можно увидеть сказочно красивым. Для этого нужно рано утром, часов в 7 утра в воскресенье отправиться гулять по старому Парижу. Вы увидите его сонным. Но, вы увидите его сказочным, во всей красе. Я представляю каким был Париж лет 150 назад. Но, то что происходит с ним сегодня, это ужасно. Всюду мусор, грязь, и толпы людей и машин. Нет, такие города не для меня. Вот Берлин, это совсем другое дело. В Берлине нет пробок. В нем много, очень много деревьев и парков. Он зеленый. И дух города совсем другой. В нем нет суеты. Да, там много людей и машин. Но, в городе чисто, люди передвигаются в нормальном темпе, а не в бешеном. В Берлине есть три района, которые мне не очень нравятся. Это Neuköln, Kreuzberg и Wedding. Ничего личного против турок, которые составляют национальное большинство в этих районах, но там грязно.

Кода я приезжал в Лондон за деньгами рижских контрабандистов, то всегда селился на Victoria Station. Из соображений безопасности селился сразу в двух пансионатах. Мне звонили на английский телефон. Затем курьеры привозили деньги в пансионат. Деньги никогда не пересчитывались. Это было просто невозможно. У английского фунта самая крупная банкнота была 20 фунтов. Возможно были и более крупные, но я их никогда не видел. Деньги были запаяны в полиэтилен пачками из разных купюр. Я складывал их в сумку, которую носят через плечо и затем брал как ручную кладь с собой в самолет. Получив деньги в одном пансионате, я ставил сумку в номере. Дождавшись ухода курьеров, переходил потом в другой пансионат, тщательно проверяя наличие слежки. Проживание было уже заранее оплачено. Утром всегда заказывал такси для поездки в аэропорт. Любопытный человек спросит, а как же рентгеновские аппараты в аэропорту? А я не знаю. Уложив пачки денег в сумку, я клал туда пару книг в бумажной обложке, косметичку с электробритвой. Все всегда проходило. Никаких вопросов ко мне не было. Однажды сумка весила так много, что пришлось сдать ее в багаж. Вот здесь я понервничал. Я позвонил заказчику из автомата в VIP зале. Я всегда летал бизнес-классом. Благо это покрывалось заказчиком, да и заработок позволял. Позвонил и сообщил, что деньги ушли в багаж. Он сообщил, что у него целый чемодан с деньгами однажды летел в багаже, и ничего все обошлось. Я выключил нервы до Берлина. Потом, когда ждал сумку с багажной ленты, пришлось немного понервничать. Долго она не выплывала из чрева багажного отделения. Но, все обошлось. Пришла ко мне моя сумочка с чужими денежками.

Поездки всегда были спонтанными. Звонил заказчик, и я вылетал. В Берлине я пользовался услугами одного бюро путешествий, которым пользовались большинство русских, живших тогда в Берлине. Мне всегда нужен был быстрый вылет обратно. Не болтаться же по Лондону с кучей чужих денег в сумке. Вопрос этот решался очень просто. Хозяин турбюро бронировал мне места на нескольких рейсах, и давал с собой наклейки, на которых можно было писать другие даты и рейсы, и наклеивать их поверх старых, пропечатанных в билете. Тогда, наклейки были довольно распространенной практикой. Мне нужно было лишь определится с рейсом, переклеиться, и сообщить ему, чтобы он снял бронь с не актуальных рейсов.

Когда прилетаешь в Лондон, то в какой бы аэропорт ты не прилетел, всегда стандартная процедура. С моим беженским паспортом мне не нужна была виза в Англию. Но, не будучи гражданином Евросоюза, нужно было проходить через те выходы, через которые проходят люди, которым нужна виза. Иммиграционный офицер всегда расспрашивает, с какой целью, и на какой срок ты прибыл в Лондон. Иногда просит показать билеты. И вот однажды произошел со мной такой казус. Прилетаю вечером, часов в семь-восемь. На обратном билете вылет на следующий день в утреннее время. В кармане, конечно, наклейки, но получается, что прибыл на ночь. Иммиграционный офицер на паспортном контроле – женщина. Спрашивает, зачем я приехал. А я возьми и с дуру ляпни: шоппинг. И здесь она мне спокойным голосом сообщает: «Я принимаю решения вас не впускать. Летите обратно в Берлин». На вопрос, почему, она сообщает: «Потому, что вы лжете мне. Какой шоппинг». Я ей тогда говорю: «Простите, я действительно вам солгал. Но, я просто не мог сказать вам правду, так как это не мой секрет». Тетка заинтересовалась, и спрашивает: «Ну, скажите правду. Зачем приехали в Лондон». Тогда я сообщил ей, что встречаюсь здесь на одну ночь с женщиной, которую безумно люблю. Что эта женщина, уже прилетела несколько часов назад, и ждет меня. Но ее имя я не скажу. Делайте, что хотите». И тут английская женщина растаяла, и говорит: «Не надо было врать. Я вас понимаю. Все мы люди.» И она впустила меня в Лондон.

понедельник, 21 ноября 2016 г.

Продолжение книги 21


На той же самой выставке произошел еще один комичный случай. Костя выдумал для себя и для всех некоего господина Босснера, который якобы владел какой-то финансовой империей, и на которого он, якобы работает. Он всем рассказывал про этого мифического, легендарного Босснера. Когда его спрашивали, где основной офис Босснера, он отвечал, что у того офисы в Женеве, Нью-Йорке, Сингапуре и Гонконге. Что он общается с ним в основном по телефону и факсу, и видятся они крайне редко. Кто-то из наших поставщиков с иронией относился к этим рассказам, а кто-то верил, и воспринимал всерьез.

У наших покупателей из Москвы, Коли Ходырева и Валеры Лесникова, был в Бонне друг. Это был русский из Москвы, который совместно с довольно молодым немцем имел фирму по бронированию автомобилей. Эти ребята тоже приехали в Кёльн на выставку и тусовались на нашем стенде. Оказалось, что они совсем недавно выполнили заказ лично для Ельцина. У них была фотография, где стоят они вместе с Ельциным у новенького огромного бронированного мерседеса. На фото оказался один человек, которого лице не было видно, он стоял вполоборота спиной к объективу, и еще треть его головы была срезана, не вошла в кадр. Костя одолжил у ребят фотографию и, мы пошли с ней обходить стенды наших основных поставщиков. У каждого стенда Костя с загадочным видом демонстрировал эту фотографию. Люди недоумевали. На ней было только одно лицо, которое было им знакомо – Ельцин. Тогда Костя тыкал пальцем силуэт человека, лица которого не было видно (вероятно это был один из охранников Ельцина), и таинственным полушепотом сообщал: ”Das ist Herr Bossner” – Это господин Босснер. Мне приходилось до изнеможения напрягать живот и лицо, чтобы не расхохотаться. Отойдя от стендов, я потом был вынужден присесть на корточки, и выпустить смех наружу. Что, что а скучно с Константином никогда не было.

В 1996 или в 1997 году произошел один очень неприятный для меня случай. К Косте обратился один мой старый знакомый из Хельсинки, Саша С. Мы когда-то работали вместе в отеле «Прибалтийская» в Петербурге. Слава Богу он вышел на Костю не через меня, а через их общего знакомого Алексея П. Он хотел купить в Германии большую партию маргарина для России. Первая партия стоила около 60 000 долларов. Деньги у Саши, насколько я это понимал были не полностью его, а большая часть принадлежала какой-то довольно взрослой и богатой русской даме из Финляндии. Вся фишка с маргарином в то время, была в том, что на упаковках не должно было быть слова «маргарин». Писали Aufstrich für Brot – намазка на хлеб. Я не знаю, за что его выдавали несчастному русскому покупателю в магазинах, возможно за сливочное масло. Но, это было обязательное требование всех покупателей этого товара. Мы никогда ранее этим не занимались, знакомых поставщиков не было. Но, опыт нахождения поставщиков никуда не делся. В течение одного дня был найден завод. Была договоренность о цене, которая нас устраивает. Была договоренность о том, что они напишут на упаковке. То есть слова «маргарин» не будет. Все это было согласовано с покупающей стороной. Предпоследний шаг – деньги банковским переводом ушли на фабрику. И вот здесь случается неприятность. Выходит, распоряжение надзорного органа, запрещающее всем производителям убирать слово «маргарин» с пачек маргарина. Вся сделка для русских теряет смысл. Костя звонит Саше в Финляндию. Кричит, что пропали деньги, что с его хотят наказать немцы за попытку фальсификации продукта, что это Саша создал ему проблему и так далее. Тот естественно говорит: «Верни мне деньги». Далее Костя дает мне поручение вступить в переговоры с фабрикой. Фабрика уже успела произвести этот маргарин. Я прошу фабрику вернуть деньги назад. Конечно, же честные немцы сказали, что вернут, обратным переводом на тот же счет откуда деньги пришли. Костя сказал, что надо любыми средствами уговорить их вернуть деньги наличными. Для них это было проблемой, возможно они уже конвертировали их в марки. Я что-то рассказывал мужику по телефону, какие-то сказки и легенды о бандитах и КГБ, а главное о том, что лично я потеряю работу из-за этой несчастной сделки. Видимо, работа одна из высших ценностей для цивилизованных людей. Они согласились вернуть копейка в копейку 60 000 долларов наличными. То есть мы еще и обналичили эти деньги. В итоге мы поехали туда на машине, и нам были переданы эти деньги наличными. Охамевший в своей наглости, или обнаглевший в хамстве Костя, не вернул ни цента Александру из Хельсинки. Он просто обворовал человека на всю эту сумму. А ведь он никогда не был бандитом, всегда был просто торговцем. Противно и то, что не по нужде он это сделал, а от алчности. Но, тщеславие в нем все равно было сильнее алчности. Если этот человек, когда-либо станет зарабатывать как большинство людей – пару тысяч в месяц, он застрелится или повесится. Не потому, что есть нечего. Тщеславие будет убито. А в нем его душа, как в ларце была Кощеева смерть.



Виталий Литвиненко.

В 1997 году появился у нас новый клиент – Виталий Литвиненко. Не помню уже как он нас нашел, наверно на продуктовой выставке. Виталий был киевлянином, и фирма его находилась в Киеве. Начал Виталий покупать у нас шоколад, и очень быстро стал нашим самым крупным и самым качественным клиентом. Отгружали мы ему больше грузовиков в месяц, чем кому-либо другому. Уже не помню сколько, но точно больше 10. А в каждом грузовике от 160 000 до 180 000 плиток шоколада. Каждая плитка имела цену с фабрики в районе 0,40 немецкой марке. Умножим эту цену на 170 000, и мы получим 68 000 немецких марок. Это стоимость одной машины с шоколадом при 170 тыс. плиток на борту. А 10 машин будут соответственно стоить 680 000 марок. Хорошие цифры. Мало того, что Виталик покупал больше всех. Он переводил деньги на счет нашей компании вперед. Переводил по 700 тыс. марок за один раз и более. Лучший клиент компании БОССНЕР, за все время ее существования.

А что же старые клиенты? А некоторые из них стали сами выходить на фабрики в попытках обойти посредников. Как ни старался Костя врать, но люди ведь не настолько дураки, чтобы всем и во всем верить на слово. Костя начал врать, что у него доля, что он совладелец фабрики Ван Неттен, что он мол закупает какао-бобы в Африке на собственные деньги, и поэтому самые лучшие цены только у него. Но, земля круглая, а не плоская, и вращается вокруг Солнца, а не покоится на трех слонах или китах. У наших московских клиентов один из компаньонов отпочковался, и начал торговать как отдельная структура. Его бывшие партнеры, наши клиенты, не стали просить нас о том, чтобы не отпускать ему товар, и мы отпускали. Но, Андрей решил сам выйти на одного из производителей шоколада и наших поставщиков, на господина Вайнриха (Weinrich). Эта фабрика – семейное предприятие, которым владеет семья Weinrich, c 1895 года. С господином Вайнрихом, тогдашним владельцем, мы были знакомы лично. И вот Константину сообщили из Москвы, что Андрей Ситников летит на встречу с дедушкой Вайнрихом, чтобы договориться о прямых поставках шоколада. То есть Босснера по боку. Костя берет меня с собой, мы прыгаем в его машину, и едем к господину Вайнриху. Для чего? Как же мне противно было это все переводить. Костя рассказывал честному старому немцу, что Ситников мерзавец и свинья, что он должен ему, Косте, чуть ли не миллион долларов. И вот теперь он хочет за его счет, за его спиной, и так далее. Вежливый дедушка все это выслушал, и сказал, что он подумает, и решение примет сам. Вскоре Андрей Ситников уже покупал шоколад на прямую от поставщика.

А теперь, пожалуй, один из самых интересных эпизодов моей работы в компаниях Константина Л, будущего лже-барона фон Босснер. Бабушка его, которой фамилия была Циплер, оказывается носила фамилию Босснер (ложь, придуманная патологическим лжецом).



Так вот, когда начался конфликт между будущим лже-бароном и Алексеем с Василием, компания осталась без клиентов в Петербурге. Заменить Васю и Лешу никто не мог. А среди связей Константина не оказалось знакомых с подобным потенциалом. И тогда Костя дает мне поручение выйти на Анатолия Александровича Собчака. Я пишу письмо на немецком языке от фирмы ASF Grosshandel GmbH, Berlin на имя Собчака. Содержание письма: предложение поставлять в Питер шоколад в больших объемах, и просьба таможенных льгот, плюс тонкий намек на откаты. Подписывает письмо тогда еще работавшая у нас Жаклин, своей немецкой фамилией. Русский след спрятан. Надежды на ответ было мало, но он пришел. Мы с Константином находились по каким-то делам в Гамбурге. Я получаю звонок от Жаклин, и она сообщает мне, что пришло письмо из мэрии Петербурга. Прошу прочесть. Читает: «Анатолий Александрович Собчак находится в постоянных разъездах. Сейчас у вас в Германии находится с визитом его заместитель по внешним связям мэрии, В.В. Путин. Вот его мобильный телефон. Вы можете с ним связаться. Я докладываю Косте. Он говорит, звони этому Путину. Звоню, Путин оказался на связи. Он сообщил, что в районе 16:00 того же для у него рейс из Франкфурта на Майне уже обратно в Питер. Но, если мы подъедем, он готов пообщаться с нами. Время было примерно 9:30 утра, начало рабочего дня. Было решено ехать. Взяли билеты на самолет и полетели во Франкфурт. Была гроза. И хотя мы летели Люфтганзой, у меня было единственный раз в жизни, какое-то нехорошее предчувствие. Мне хотелось до взлета уйти из самолета и будь что будет. Но, остался. Долетели благополучно. Позвонил я Путину еще раз, и оговорили, где встречаемся в аэропорту. Пришли в кафе мы первыми. Заказали кофе, и ждем. Потом пришел Путин. Он был не один. Путин был одет в темно-синее кашемировое пальто и темный костюм. Точно также был по иронии судьбы одет и я. С ним был молодой человек. Был он худой, выше среднего роста. Если Путин был одет как западный бизнесмен, то его спутник был в плаще песочного цвета с пристежными пагонами. Такие плащи любили носить комсорги. На голове его была копна рыжеватых нечесаных волос, а на глазах очки с толстыми линзами. Путин представил: «Это мой референт, Леша Миллер». Да, да это был тот самый Миллер, который сейчас председатель Газпрома. Он тогда не был толст и самоуверен. Был он скромен, слегка застенчив, во время разговора все время молчал. Путин сказал, что читал наше письмо. Что суть нашего предложения ему понятна, и он не имеет ничего против сотрудничества. Я спросил каков наш следующий шаг, на что Путин ответил: «Напишите более подробное письмо Леше (кивнул в сторону Миллера). И потом общайтесь с ним напрямую. Допив кофе, мы все пожали друг другу руки, и разошлись. Они пошли на свой рейс, а мы на свой, обратно в Гамбург. Машина у нас там стояла в аэропорту. Когда мы отошли на приличное расстояние, я сказал Косте: «Ну, что? Готовлю письмо Миллеру?» Ответ был таков: «Да пошли они на хуй, оба. Я хотел общаться с Анатолием Александровичем Собчаком, а мне какого-то Путина подсунули. Забудь». Ну, я и забыл. Вспомнил, когда увидел по русскому каналу, как Ельцин представил того самого Путина в качестве своего преемника. Вот такая вот история. Костя наверно тоже ее вспоминает.

четверг, 20 октября 2016 г.

Продолжение книги 20

Где-то в 1996 году Косте стало известно, что на белом свете есть страна Испания, а в ней есть провинция Андалузия, а в Андалузии есть городок с названием Bahia de Marbella. По-русски Байа де Марбейа. А там есть земля, которую можно купить, и которая растет в цене. Два каких-то благородных дворянина, то ли голландцы, то ли англичане, купили там недвижимость, и туда потянулись богатые из Европы и из арабских стран. В общем, к дворянам потянулись нувориши. Узнал все это Костя от Александра Х, который узнал об этом раньше. Ну и поехали выбирать участки. В итоге было куплено три участка. Купили их Костя, Саша Х и некто Сидорович. Сидорович — это не отчество, а фамилия. Сидорович покупал у нас исключительно водку, был он изобретателен и изворотлив. Запомнился один довольно интересный случай с ним. Даже несколько. У него было ООО «Роза Ветров», которое было зарегистрировано в Петербурге по адресу, где на самом деле находился детский сад. А на эту Розу Ветров ушло за определенный период времени не малое количество контейнеров с водкой. Однажды мне нужно было, чтобы отправитель правильно оформил документы. Я ему заранее все послал по факсу, кроме одного, названия фирмы-получателя груза. Игорь, сказал, что потом отдельно сообщит. Ну, и сообщил: «Роза Ветров». Я звоню на фабрику, а там немец, свободно говорящий по-русски. Он мне говорит, что не надо слать факс, просто мол скажи название, а я вобью. Понял он меня быстро, даже повторять не пришлось. Только в документах оказалось «Роза Петров».

Это так вступление. В какой-то момент мы стали по требованию Игоря писать в отгрузочных документах на контейнеры с водкой, что это кексы. Ну, кексы так кексы. До определенного времени эти кексы проходили сквозь русскую таможню как нож сквозь масло. Естественно по серым или черным схемам. А как-то раз звонит мне Игорь и сообщает, что крыша в порту докладывает ему, что кто-то из таможни (видимо не был в схеме), пронюхал, что в одном контейнере с кексами, вовсе не кексы, а водка. И вот бравые таможенники стали следить за этим контейнером. По их замыслам они должны были хлопнуть его на выезде из порта. Тут хитрый Сидорович и спрашивает: «А можно сделать контейнер-двойник?». Я уточняю: «В каком смысле двойник?» Оказалось, что нужно сделать так, чтобы в тот же порт в Питер пришел контейнер с точно такими же номерами. А номера у каждого контейнера уникальные. Я позвонил в Гамбург Георгу, нашему транспортнику, который возил наш товар аж с конца 1993 года. Георг удивил меня. Да, говорит, сделаю. Плевать мне на русскую таможню, мне с ними кофе не пить. Взял и сделал. И ушел в Питер контейнер-дублер с кексами вместо водки и с тем же номером контейнера. Георг наклеил нужные номера. Его подкупленные люди в порту поставили на место того, что был с водкой. Ровненько на то же место, а тот утащили подальше. Игорь сразу же вывез контейнер с водкой. А потом стал вывозить контейнер с кексами. И тут на него (на контейнер) набросились бравые таможенники с важным видом. Вскрыли – а там кексы. Видимо потом они сообразили, как их обвели вокруг пальца. Через месяц-два позвонил Георг, и рассказал, что к нему приходили местные гамбургские таможенники. К ним пришел все же запрос с российской таможни. Не знаю, что им говорил Георг, но мне он сказал, что проблем с этим нет никаких. Что он сказал то, что нужно, и история завершена.

И так в Испании в Байа де Марбейя были куплены три участка. А на них ведь надо строить дома. Случайно, через Георга из Гамбурга выяснилось, что уже более 10 лет некий немец по имени Mathias Trümper, строит там дома для немецких клиентов. Ах какая удача. И вот здесь Костя вызвался быть прорабом для всех троих. Так бесплатно, за здорово живешь, от доброты сердечной. На самом деле он с помощью меня, как переводчика провел переговоры с Матиасом, и договорился о следующем. Его дом должен быть построен бесплатно, за счет тех других домов. Как не странно, Трюмпер пошел на это. Сейчас уже не помню, шла речь о работе и материалах вместе, или о каком-то компоненте в отдельности. В итоге Константин построил свой дом почти на халяву. Каких-то денег он ему обошелся, но довольно большую долю он практически украл у своих друзей. Просто бизнес, ничего личного.

На тот момент они как-то и не заметили того, что их дома обошлись им, мягко говоря, как-то дороговато. Но, Александр Иванович Х, все же заметил, и начал свое расследование. Он нанял испанских аудиторов и адвокатов, которые выяснили, что он как минимум заплатил около 1,5 млн долларов лишних денег. Собрался Александр подавать в суд уже. Но, произошел очень неприятный случай. Его сбила машина, прямо у его дома поздно вечером. Сбила при довольно странных обстоятельствах.

Рассказ самого пострадавшего, Александра Х:

Я с женой приехал к дому. Время было около 11 вечера. Темно очень. Освещения улицы еще не было установлено, поскольку еще шли работы на некоторых участках. Жена вышла из правой двери, и направилась к дому. Я вышел из водительской двери. Вдруг резко включаются фары какой-то машины, она стартует с визгом резины, и уже летит в меня. Я успел отпрянуть в сторону машины, дальше потерял сознание.

У человека были переломы бедер и таза, разбита голова. Он лежал в больнице несколько месяцев. Потом ходил с костылями. Потом ходил с палкой еще более двух лет. За рулем той другой машины оказался какой-то турист из бывшей Югославии. Когда он сбил Александра, то сразу остановился и вызвал полицию. Объяснил все темнотой. Ему ничего не было. Все было сделано грамотно. Только расчет, скорее всего был таков, что Александр умрет. Но, ему повезло выжил. Не знаю, чем закончились их тяжбы с Константином. Давно не общаемся ни с тем, ни с другим.

А торговля продолжалась. Схема работы была уже отработана. Была она такая: В Лихтенштейне фирма BOSSNER TRADING ESTABLISHMENT, где единственный акционер Костя Л. В Берлине фирма ASF Grosshandel GmbH, где единственный владелец – Елена Яшина, жена Кости. В Питере открыли фирму ООО «Верба», где владельцем был какой-то подставной человек. Заказчиком всех отгрузок является лихтенштейнский БОССНЕР. Он порциями переводит деньги на фабрики сам. Еще он переводит деньги в АСФ в качестве вознаграждения за организацию отправок товаров в РФ. Именно с этих комиссионных и живет АСФ. Из них выплачиваются зарплаты всем сотрудникам, которых всего четыре человека. Кроме этого БОССНЕР поручает АСФ проводить рекламные компании в России, для продуктов с этим брендом. Эти деньги АСФ переводит на Вербу, которая через РФ возвращает их на БОССНЕР. Прибыли берлинской фирмы хватает только на то, чтобы заплатить зарплаты сотрудникам. Налоги минимальные. А в Лихтенштейне налоги около 1% с прибыли. Все хорошо. Всем хорошо. Однажды человек, который вел фирму в Лихтенштейне приезжал в Берлин с визитом. Мы пошли обедать вместе. За обедом я задал ему вопрос: «Если немецкая прокуратура пришлет вам запрос с требованием раскрыть, кто владелец фирмы БОССНЕР, что вы ответите?» Он пояснил, что если поводом запроса будет подозрение о сокрытии налогов, то они пошлют немецкую прокуратуру далеко. Тогда я спросил, что будет, если основанием для запроса будет подозрение в контрабанде сигарет или алкоголя. На это мне был задан встречный вопрос: «Являются ли алкоголь и табак нелегальными веществами? Можно ли их свободно купить в магазинах?» Я ответил, что да, их можно свободно продавать и покупать в торговых сетях. Тогда адвокат сказал: «Вот видите. Это легальный товар. Речь идет только о его незаконном перемещении. То есть о неуплате налогов. Значит это налоговое преступление. А значит мы пошлем немецкую прокуратуру подальше». Далее я спросил, что же нужно, какие основания нужны, чтобы вы раскрыли информацию о владельцах. Он ответил: «Убийство, торговля наркотиками или оружием. Все». Вот таким вот крепким орешком был для немецкой полиции в то время Лихтенштейн. Не знаю, как сейчас. Далек от всего этого.

Мы ездили на все продуктовые крупные выставки. В основном ездили в Кёльн. Там весной всегда проходила ISM (Internationale Süsswaren Messe). Это выставка кондитерских изделий. А осенью бывала общая продуктовая выставка Anuga. Мы всегда заказывали место, стенд и выставлялись. На этом настаивал Костя, и в этом он был прав. Выезд на выставку — это всегда было событие. Под это дело из Питера всегда приезжал Вова, который был нашим водителем на это время и незаменимым помощником. Мы грузились в большой Костин черный мерседес и ехали 600 км из Берлина до Кёльна. Часть образцов везли с собой. Часть для нас захватывали наши поставщики. Стенд для нас собирали сотрудники выставочного комплекса, а мы оформляли его уже сами, своими плакатами и продуктами. Костя имел обыкновение всегда выписывать себе на выставку девушку из Киева. Почему оттуда? У него был какой-то знакомый в Берлине, который был совладельцем модельного агентства в Киеве. Костя его просил, а он выполнял его просьбу. Девушки сами приезжали в Кёльн, оплачивал их дорогу, естественно, Костя. Его тщеславие иногда доходило до смешного. Я понимал, что он тащит туда девушек не столько для физического удовольствия, сколько для того, чтобы демонстрировать их и свой образ жизни окружающим. Они должны были не столько нравится ему самому, сколько окружающим. Однажды был такой случай, что на выставке были москвичи, наши клиенты, мы жили в одной гостинице, и каждый вечер вместе ужинали и пили пиво. И народ как-то уже начал втихомолку посмеивается над хвастовством и бахвальством Кости. К сожалению жертвой этого заговора, в котором участвовал и я, стала милая, ничего не подозревающая девушка. Костя по своему обыкновению у всех спрашивал, ну как вам моя девушка. А мы между собой сговорились, и все ему твердили, что девушка в этот раз ну просто никакая, что он в ней нашел? Это делалось нарочно, чтобы досадить ему. А он взял тут же отправил ее на поезде в Киев, правда денег, конечно заплатил, но тем не менее. Мне было жаль девушку. Из всех его юных пэтэушниц, она была самая приличная, и обладала неплохим чувством юмора. У него никогда не было девушек не то что из высшего общества, но даже из среднего класса. Самой приличной женщиной его жизни была его жена, Лена. А ему так хотелось достижений во всех возможных сферах жизни. Жаль человека. А, впрочем, что его жалеть, он не инвалид и не нищий.

(продолжение следует)

воскресенье, 7 августа 2016 г.

Продолжение книги 19

Ну, а теперь дальше по хронологии. К концу 1994 года к началу 1995 у нас в офисе появились новые сотрудники. До, этого мы работали с Константином вдвоем. Первой мы взяли Жаклин. Ее звали Jaqueline Dubiel. Нет, она не была француженкой. Она была немкой, восточной немкой из бывшей ГДР, из Восточного Берлина. Свободно говорила по-русски с легким акцентом. Отец ее был дипломатом, сотрудником посольства ГДР в Будапеште. Часть своего детства, она провела там, и естественно, свободно владела венгерским языком. Правда, в нашей работе он был нам совершенно не нужен. В Венгрии мы не имели ни одного поставщика и ни одного клиента. Да и перспективы заиметь не имели. Жаклин заняла должность секретаря, и начала заниматься бумагами. Мне работы по убавилось. Мы уже легко могли себе это позволить. Она же привела к нам бухгалтера, Аллу. Я назвал ее Алла Жириновская. Ее фамилия была созвучна с фамилией российского политического клоуна Владимира Вольфовича Жириновского. Поэтому я привожу ее здесь в таком виде. Надеюсь Алла не обидится на меня, если прочтет этот мой скромный труд. Алла была в возрасте где-то лет 45-48. У нее был сын-подросток, кажется Влад. Хороший мальчик, год прожил и отучился в США, кажется в Миннесоте. Способный был мальчик. Родился и вырос в Германии, по-немецки говорил, как немец, без всякого акцента. Алла была хорошим бухгалтером и скромной порядочной женщиной. Ни во что не лезла, кроме бухгалтерии. Спасибо тебе Алла за хорошую работу, и твое участие в нашей работе.

А вот Жаклин оказалась штучкой. Проработала она у нас менее года. Была со скандалом уволена в конце лета 1995 года. А случилось вот что. Костя был патологически алчным человеком. Заметьте, я использую слово «алчный», а не слово «жадный». Большинство людей, для которых родным является русский язык, знают разницу между этими словами. Никого не обижая, хотел бы все же пояснить ее здесь. Жадный – это тот, кто не любит давать, дарить и отдавать. У него может быть очень много денег, или он может быть беден, это не важно, но такой человек ничего и никому не хочет давать. Это жадный человек. Человек алчный – это человек жаждущий приобретать. Он хочет всего, он готов любой ценой завладевать всем, к чему могут дотянуться его руки. Он может быть и трудоголиком. Он может абсолютно честно или абсолютно бесчестно приобретать свое богатство, но он его жаждет.

Так вот у Кости было два основных качества в характере: алчность и тщеславие. Для меня всегда было необъяснимым тщеславие. Не только в Косте, а вообще. Великий Пикассо, где-то сказал, что хотел бы быть сказочно богатым человеком, и при этом жить как бедный человек. Вот его я понимаю. Имеешь – наслаждайся. Для чего кому-то показывать, насколько хорошо ты живешь?

Вот что говорил о тщеславии Иоанн Златоуст:

Другие страсти, хотя заключают в себе большой вред, но по крайней мере приносят и некоторое удовольствие, хотя и временное и короткое. Так корыстолюбец, винолюбец, женолюбец, имеют некоторое удовольствие, хотя и непродолжительное; но обладаемые страстью тщеславия всегда живут жизнью горькой, лишенной всякого удовольствия. Они не достигают того, что так любят; разумею — славы народной; а хотя по-видимому и пользуются ею, на самом же деле не наслаждаются, потому что это вовсе и не слава. Потому и сама страсть эта называется не славою, а тщеславием. И справедливо все древние называли это тщеславием. Она тщетна и не имеет в себе ничего блистательного и славного.

— Иоанн Златоуст. «Беседы на Евангелие от Иоанна»



Так вот Константин был просто болен тщеславием, и алчен был не в меру. В общем, он давно вынашивал идею выбросить из цепочки Ульриха Хёвельмана, в нашем случае посредника. Он всем вокруг всегда врал, что мы никогда не работаем с посредниками, а все всегда покупаем у производителей. Это была ложь, которая имела под собой некоторую подоплеку. Смысл ее заключался в том, чтобы наши клиенты пребывали в убежденности, что у нас очень низкие цены, в силу того, что нет посредников. Назовем эту ложь, неким более мягким словом, например, коммерческая уловка, или прием.

Но, Костя был по характеру патологическим лжецом. Ему нравилось лгать, ложь всегда была его родной стихией. Он врал всем нашим клиентам, что у нас есть личный небольшой самолет, и что я являюсь его пилотом. Мы летаем на нем по Германии. Стоял этот несуществующий самолет, якобы в аэропорту Темпельхоф, вблизи которого располагался наш офис и квартира Кости. Особенно любил он говорить об этом самолете Андрею Бонч-Бруевичу. Это настоящие имя и фамилия. Осмелюсь назвать Андрея под его настоящим именем, поскольку, ни одного компрометирующего его факта в этой книге приводиться не будет. Нет, он не был родственником того большевика, который вместе с Ильичом терзал и грабил Россию. Просто фамилии совпали. Мы с ним интересно познакомились в начале 1994 года. Мы с Костей по каким-то делам были в Дортмунде. Раздался звонок на мобильный телефон Кости. Человек представился Андреем Бонч-Бруевичем, сказал, что получил контакт от знакомого, и сказал, что хочет начать покупать у нас водку, для пробы и для начала один 40 футовый контейнер. Оказалось, что он был где-то рядом. Мы встретились на вокзале в Дортмунде. Он сел к нам в машину достал пачку долларов, выдал нам ровно на контейнер с доставкой в Питер, это было где-то под 20 000 долларов, точно не помню уже. Он не попросил даже расписки, сказав, что по факсу пришлет данные, как и на кого оформить документы. И работа пошла. Мы с ним года три успешно проторговали, почти до кризиса 1998.

Где-то весной-летом 1995 года Костя решил обратиться на фабрику Ван Неттен (Van Netten), производившую для нас шоколад. К тому времени нашим лучшим продуктам стал пористый шоколад. Мы выпускали его в трех вариантах. Основной бренд БОССНЕР, а далее «777» - черный пористый шоколад, «555» - молочный пористый шоколад, «333» - белый пористый шоколад. Эта была бомба, хит сезона. Придумал эти цифры ваш покорный слуга, да и саму идею сделать пористый шоколад, который был любимым дефицитом советского времени тоже. Так вот мы обратились на Van Netten с тем, что мы хотим делать заказы напрямую без Ульриха. Получилось так, что в тот момент между фабрикой и Ульрихом возникли какие-то свои разногласия по оплате счетов, из-за этого нам тормозили отгрузку товара. Обратились мы к господину Вернеру Питану. Это был немец где-то лет 55, очень похожий на Никиту Хрущева – маленький, лысый, круглоголовый и со слегка оттопыренными ушами. Он был членом совета директоров одного очень крупного банка во Франкфурте на Майне, а фабрика принадлежала этому банку. И он дал добро. Достаточно было одного его слова. Далее мы оговаривали детали с управляющим фабрикой, уже не помню его имени. Вспомнил – Хофманн.

А Ульрих возьми и подай на фабрику в суд за переманивание клиента. Я не знаю, как сейчас в Германии, но в то время мы работали без всяких контрактов и за наличку. Никаких подписанных договоров не было вообще. С какого-то момента нам стали доверять, и отгружали товары без всякой предоплаты. Отгрузят несколько грузовиков, и присылают счет. Мы это счет оплачиваем. Честная торговля, честный бизнес. Никаких тебе налоговых, и прочих уродов, как в РФ. Все счета входящие и счета исходящие попадали к Алле, она приводила бухгалтерию в должный вид, и все уходило в контору к человеку, профессия которого называется по-немецки Steuerberater, по-русски – советник по налогам. А вот он уже подавал все в налоговые органы – Finanzamt. Это страшное слово для тех, кто пытается уходить от уплаты налогов. К нам претензий никогда не было. Хорошо работали.

Так вот Ульрих подал в суд не на нас, а на фабрику. Они дескать отбили у него клиента. Но, запросы стали приходить и к нам. Процесс есть процесс. Ульрих хотел получить с них около 2 млн марок в качестве компенсации. Мы естественно были заинтересованы в покупке товара напрямую, и помогали банкиру Питану, выдавая ему какие-то письменные заявления, которые он у нас просил. За пару месяцев до всего этого Ульрих приезжал к нам в офис. Он любил ездить в Берлин с небольшим саквояжем и собирать наличные с клиентов. Однажды он увидел Костины золотые часы, и спросил, зачем ему такие часы. Я не помню, что сказал Костя. У Ульриха тоже был Rolex, но это был простой Rolex из нержавейки за 5 000 марок, купленный у сертифицированного дилера, то есть гарантированно настоящий. Ульрих сам за Костю ответил: «Ты совсем недавно стал богатым, и тебе хочется, чтобы это видели все. А мне этого не нужно, моя семья богата уже в третьем поколении». Это был правильный ответ. Так он и было на самом деле.

Звонит мне господин Питан, и просит о срочной встрече. Мы выехали в Дортмунд, и встретились в холле какого-то отеля, который он назвал, на подъезде к Дортмунду. Банкир был весь красный и взволнованный. Он сказал: «Каким-то образом вся наша с вами переписка оказывается в распоряжении Ульриха Хёвельмана. Как такое может быть?» Не менее удивлены были и мы. Это казалось каким-то абсурдом. Мы сказали, что это какая-то ошибка, этого не может быть. В ответ банкир показал, чем его шантажировал Ульрих. Это была наша с ним переписка, часть которой, Ульрих прислал ему со своего факса. На шапке было отбивка номера факса Ульриха. Вот это был сюрприз. И тут до нас дошло. Когда Ульрих был в нашем офисе, он пригласил Жаклин, пойти с ним вечером в Hard Rock Café на Meinekestrasse у нас в Берлине. На следующий день мы приперли жабу к стенке, и она созналась. Эта мерзавка, замужняя женщина и мать двоих детей, вступила в половую связь с Ульрихом. Она была с неплохой фигурой, но на лицо ужасная и недобрая внутри. У Ульриха была жена, забыл ее имя, шотландка с великолепной фигурой, красивым лицом в веснушках и копной рыжих волос. Кажется, у них было уже трое детей, собака по имени Наташа, кавказская овчарка. Ульрих как будто предвидел, что ему понадобится шпион в нашем офисе. Он очень хорошо чувствовал Костю. Несмотря на довольно молодой возраст, около 35 лет, он очень хорошо разбирался в людях. Да хищность и алчность Кости, впрочем, и так бросалась в глаза.

Итог был таков: Жаклин вылетела с работы. Тяжба между Ульрихом и Питаном закончилась мировым соглашением. Ему списали какой-то долг в 200 или 300 тыс. марок. И все остались довольны.

У нас появился новый сотрудник, новый секретарь – Ева. Ей было 49 лет. Она была коренная немка из восточного Берлина. По-русски Ева говорила без акцента, как Соня Семенова из Дортмунда, только не могла говорить столь же быстро как Соня, которая вообще говорила быстро на всех языках. Ева была влюблена в русскую литературу. У нее уже был на тот момент сын, которому было около 25 лет. Звали его русским именем Сергей. Я никогда не видел его, но по словам Евы, он не говорил по-русски. Ева была очень добросовестным работником и очень порядочным человеком. Очень я ей благодарен за хорошую совместную работу.

Однажды, когда Ева подняла телефонную трубку, у нее округлились глаза, и отвисла челюсть. Она таким торжественным голосом сообщает: «Константин, вас Никита Михалков». У Михалкова близилась презентация «Утомленных» в Москве. Он попросил у Кости 30 000 долларов на эту презентацию, и тот пообещал дать. Деньги должны были быть переведены на счет. Но, мне Костя сказал, что он передумал, и денег Михалкову не даст. До презентации оставалось чуть более недели.

Мы все сидели в одном просторном помещении по кругу. У нас был круглый офис. Костя сказал, что переводить звонок не нужно, а попросил включить громкую связь. Тщеславие, о тщеславие, о понты корявые! Дальше все пошло по громкой связи. Диалог был такой.



Михалков: Привет Костя.

Костя: Привет Никита.

Михалков: Костя, как твои дела?

Костя: Спасибо, помаленьку.

Михалков: Костя, а где деньги? У меня на счету пока не поступали.

Костя: Знаешь, Никита, у меня некоторые трудности, ну в общем, извини, я не смогу тебе дать денег.

Михалков: Так ты же подтвердил, что дашь?

Костя: Ну, не могу.

Далее пауза. Затем.

Михалков: Ах ты блядь штопаный гандон. Ты знаешь с кем ты разговариваешь? Да я крутой!

Здесь у Кости рожа стала просто пунцовой как свекла, и громкая связь была выключена. В результате Никита Михалков получил «свои» деньги на счет вовремя, как раз к презентации. Действительно он оказался покруче, чем Костя.

Общение с Ульрихом продолжалось, как и раньше. Мы периодически покупали его леденцы в банках и отправляли их в Питер. Иногда он выдавал шедевры. Как-то предложил целую фуру M&M’s в сувенирном исполнении, в тубусах с крышками на которых были эти два пластмассовых человечка. Машина ушла в один момент с большой торговой наценкой. Клиенты из Питера стали требовать еще и как можно больше. Оказалось, что нельзя. У M&M’s был в Питере собственный дилер. Эту машину Ульрих у кого-то за какие-то услуги хапнул. И более этого товара мы не получили.

Друг мой Паша мне все время намекал, что мне нужно накопить денег, и купить контейнер или машину самому, без Кости продать в Питер или Москву и самому заработать. Я не мог этого сделать по двум причинам. Первое: я считал, что так было бы нечестно. Надо было сначала уйти от Кости, а потом это делать. Второе: мне хронически не хватало на жизнь. Вроде хорошо зарабатывал, а деньги улетали как вода сквозь песок. До сих пор не могу себе объяснить, как это происходило. К Паше я регулярно наведывался попить чая, да посмотреть русский телевизор. Тогда еще было вполне нормальное русское ТВ, были на нем такие люди как Николай Фоменко, Иван Демидов. Было нормальное НТВ. Не было этой злобной пропаганды ненависти и насилия, которую сегодня льют ушатами в уши людей негодяи и мерзавцы типа Дмитрия Киселева и Владимира Соловьева. У Паши был такой тихий оазис, где можно было отдохнуть от суеты, даже покемарить на кожаном диванчике под телевизор.

В какое-то время мы познакомились с Мариной. Эта была молодая женщина 27 лет, русская немка, которая жила в общежитии рядом с нами. Она стала заходить к нам по вечерам попить кофейку ближе к 6 часам вечера, или после 6 вечера. Марина была симпатичная, да и не дура, поговорить было интересно, но не более. У Константина был тесть, Дмитрий Алексеевич Яшин. Был он физиком ядерщиком. Работал даже в МАГАТЭ в Вене, бывал раньше в Америке. На тот момент ему было где-то 68 лет. Но выглядел он не более чем на 60. Был он поджарым, подтянутым мужчиной с живым умом и хорошим чувством юмора. В свое время Вася и Леша при визите в Берлин подарили нам книжку «Словарь воровского жаргона». Эта довольно смешная книжка, где еще и татуировки зеков расшифровывались лежала на углу моего рабочего стола. И вот однажды эту книгу заметила Марина. Она схватила ее в руки, быстро и с интересом полистала. Потом и говорит: «Откуда это у вас? И зачем это вам». Костя ей во ответ сообщает: «Вынуждены изучать и даже сдаем зачеты. Ты помнишь видела у нас в офисе несколько раз старика? Ты знаешь кто-это? Лучше тебе и не знать. Это страшный человек – уголовник, который провел в тюрьмах более 30 лет. Ты думаешь это все наше? Это все его, а мы у него работаем. Если что не так сделаешь может и зарезать». У Марины не лице смешались ужас и удивление. Да, он же такой маленький, и очень интеллигентный с виду? А Костя продолжает: «Это все маскировка. Он очень матерый уголовник, авторитет. Требует, чтобы мы в совершенстве владели воровским жаргоном. Говорит – пригодится».



Потом, конечно мы ей рассказали, что это была шутка. Но, напугана она была реально. Знал бы добрейший Дмитрий Алексеевич, как его скромной персоной напугали человека.

понедельник, 28 марта 2016 г.

Продолжение книги 18

Шло время в 1994 году мы были большой компанией на отдыхе в Римини, в Италии в конце лета. Там произошло событие, изменившее течение моей дальнейшей жизни. Я познакомился там с женщиной, ставшей в последствии матерью моей младшей дочери, Анны.

Я не буду ничего писать здесь о своих женщинах. Их было в моей жизни более одной, и каждой из них в отдельности я благодарен за подаренное мне прекрасное время. И чтобы ни одну из них ничем не обидеть и никому не повредить, я не стану их упоминать. Счастья вам всем, когда-то бывшим со мной, и моя благодарность.

Больше вроде знаковых событий в 1994 году, таком насыщенном событиями году не было. 1995 начался обычно. Все это время я дружил в Берлине с Пашей К. Я с ним и сегодня дружу. Не буду указывать его фамилии, ибо не знаю, хочет ли он этого. Паша был в те годы таким-же торговым человеком, как и Костя. Масштабы правда были поменьше. Но, в те годы денег хватало всем, так, как только ленивый не поднимал их из благодатной почвы свободной торговли. Паша торговал больше ликерами, чем шоколадом. Отличался Паша от многих русских хорошим чувством юмора и оригинальностью вкуса. Он не покупал себе мерседесов, а купил хороший ягуар. Одевался он тоже со вкусом, в нем нельзя было за километр опознать русского, как в том же Косте, с его челочкой на бочок, и в вечном костюмчике. У Паши всегда была удивительная способность к дизайну. Он хорошо и со вкусом обставлял квартиры, в которых жил. На всех нас лежал, конечно, какой-то отпечаток совка. Но, он был разным, и в различной степени успел поразить нас за то время, что мы прожили в большевистском «раю». У Паши, по крайней мере, отсутствовал штамп совка в понимании эстетики. У Паши был друг и компаньон Вадик. Человек довольно интересный, увлекающийся. В свои 30 с небольшим лет у него еще ни разу не было семьи, не было и детей. С ним произошел один забавный случай. Паша и Вадик оба родом из Челябинска. У всех когда-то в юности была любовь. У кого-то очень сильная, у кого-то послабее. Похоже, у Вадика была сильная любовь. Из родного Челябинска Паша и Вадик перебрались сначала в Петербург. Берлин был уже вторым этапом великого переселения. Так вот как-то случилось так, что Вадик обнаружил большую любовь своей юности где-то в глубинах Челябинска, вышел с ней на связь, и страстно возжелал увидеть ее вновь. А не виделись они более 15 лет. Вы представляете, как люди могут изменяться за такой длительный период времени? Он назначил ей встречу в Питере. Когда он вернулся в Берлин, то сказал, что, увидев свою бывшую любовь, он хотел бежать прочь, не оглядываясь. Говорил, что не успел даже за колонну спрятаться, настолько оторопел. Превратилась когда-то юная девушка в «бабку ССР», как любит говорить выражаться Паша. Да, так, именно с двумя, а не с тремя «С». Так говорит Паша. По рассказам Вадика у несчастной женщины в 30 лет были уже зубы железные, лицо старое, и одежда в стиле «бабка ССР». Не помню, чем их встреча закончилась интим-амур, конечно же, не состоялся. Мы обсуждали это приключение Вадима за чашкой чая. Философски подошли к этой теме. Вывод получился таким, что людям следует хранить любовь своей юности в своем сердце, и не стремится увидеть в возрасте 30 или 40 лет, ту, которую ты любил, когда ей было 16 или 17. Пусть навсегда остается в памяти светлый образ юной девушки. Ты будешь видеть ее иногда в своих снах, и эти сны будут дарить тебе ощущение счастья на целое утро, или может быть даже на целый день. Пусть прошлое остается в прошлом, ведь месть прошлого именно там, в прошлом. Пусть день сегодняшний приносит вам свои радости и свои заботы. А будущее будет потом, в будущем. Оно есть, и одновременно его нет, так как оно не наступило. И вы не знаете каким оно будет. Оно всегда загадка. А то, каким оно будет зависит и от ваших решений, от тех вроде бы небольших выборов, которые вы делаете. Почему, я говори «и от ваших решений»? Потому что не только от них оно зависит.

Меня понесло в философию. Ну, где же еще пофилософствовать, как не здесь?

Что же определяет наше будущее? Зависит оно целиком от нас? Или вообще от нас не зависит? Что предопределено, а на что влияем мы сами? Вот зашел ты вечером в кафе выпить чашечку кофе, и встретил там девушку, которая стала твоей женой, родила тебе детей, ты прожил с ней всю жизнь. А не зашел бы ты в тот вечер, именно в это кафе, и именно в это время? У тебя была бы другая жена, другая жизнь, другие дети. Лучше, или нет? Речь не об этом. В голове у человека есть некая программа, некий код. Этот код ведет его по жизни. При чем код этот сложный, он определяет худые или толстые женщины тебе нравятся, любишь ты спорт, склонен ли ты к излишествам в еде, философ ты по натуре или математик. Все это определяет некий код в твоей голове. Мы не знаем, живет он в твоем мозгу, в желудке в сердце, или может быть распространен в виде какой-то клетчатой материи по всем тканям твоего организма? А может быть он вообще не материален и существуют в форме микро электрических полей возникающих при взаимодействии каких-нибудь нейронов.

Факт остается фактом, что-то ведет тебя по жизни. Это что-то формирует образ твоего мышления. А твое мышление, твой менталитет, как сегодня говорят, определяет твои поступки. Набор твоих поступков и желаний формирует стиль твоего поведения. Стиль твоего поведения сближает тебя с одними людьми, и одновременно отталкивает от тебя других людей. А здесь еще вступает в процесс воля. Вот представь себе, ты не хочешь общаться и дружить с определенным человеком, а он навязывает тебе себя. Ты понимаешь – это не твой человек, тебе с ним тяжело, напряженно, некомфортно. Но, сила воли у тебя слабенькая, и ты не противишься. Это тоже выбор, который ты делаешь. Это неверный выбор, но в силу такого качества, как слабая воля, ты делаешь этот неверный выбор. Он, естественно, приведет тебя к негативным обстоятельствам в твоей жизни. Или лень. Что это такое? Это одна из многих составляющих твоего программного кода. У тебя гибкий ум, ты способен анализировать, но в силу излишней лени, не можешь заставить себя делать те поступки, которые необходимы для достижения твоей цели.

И так мы видим, что есть программный код жизни, который определяет нас как личность, определяет наш характер и склонности. Есть набор случайных событий, которые так же определяют дальнейший ход нашей жизни. Уже комбинация из двух факторов. А судьба? А хиромантия с ее линиями жизни на ладонях? А астрология, которая должна определять, чему и когда быть или ни быть в вашей судьбе? А что говорит нам Священное Писание о предопределенности судеб? Лично я верующий человек, христианин, и большой грешник. Еще я философ по своей природе, люблю размышлять, а значит анализировать. Господу верю беспрекословно, но все человеческое подвергаю анализу. К астрологии у меня отношение однозначно скептическое. В упор не вижу, как и с помощью чего, движение небесных тел может влиять на судьбы людей. Никакие потоки волн на Землю от этого не транслируются. Даже песчинки меняют свое положение на берегу моря только от дуновения ветра и движения волн. Ни Марс, ни Юпитер с Нептуном на это никак не влияют. Даже близнецы, родившиеся в один день и час, и в одном месте от одних и тех же родителей не имеют идентичных судеб. Астрологию изобрели египетские жрецы, чтобы развлекать фараонов и манипулировать ими. Но, уж если великие фараоны, владельцы несметных сонмов рабов, и вершители судеб верили жрецам-астрологам, то никаких претензий к моим современникам не имею. Хотите верьте, хотите нет. Отношение мое к хиромантии абсолютно такое же.

Все, сказанное мной в предыдущем абзаце вовсе не означает, что у людей нет судеб. Есть неведомое, предначертанное нам Господом. У каждого из нас есть еще и свое предназначение. Никто из нас не явился в этот мир просто так. Есть явное, а есть тайное.

И так, кто же заложил в нас программный код, ведущий нас по жизни, и в значительной степени предопределяющий наши поступки и выборы? Частично это наследственность, наши родители. А кто же выбрал именно этих двух людей и свел их вместе, чтобы родились я или ты? Их программные коды? А кто заложил программные коды в них, и их родителей?

И так три фактора: программный код поведения, набор поступков и выборов, которые мы делаем, и Провидение. Я не ставил сейчас задачи дать вам или самому себе какой-либо совет. Это были мысли вслух. Мы пришли к выводу, что не нужно ворошить прошлое, и пытаться встретиться с теми, кого мы когда-то любили, будучи юными или молодыми. Смотрите сны.

понедельник, 15 февраля 2016 г.

Продолжение книги 17

Философское отступление.
От автора:

Окончательное разложение человеческой морали в поздней стадии большевизма – опасность для свободного мира

Давайте рассмотрим, какие явления и вещи более всего разлагают и уничтожают человеческую мораль. Библия говорит о семи смертных грехах: гордыня, алчность, зависть, гнев, похоть, чревоугодие, лень или уныние. Это действительно основные угрозы, прямые угрозы морали и порядочности. Степень их воздействия на людей может быть разной в различных условиях существования. Согласитесь, что соблазн украсть кусок мяса или булки у сильно голодного и неимущего человека, гораздо сильнее, чем у сытого богача.

К середине и концу 80-х годов прошлого века в России большевики уже около 70 лет упражнялись в выведении новой породы человека: человека советского. Как его еще называют, гомосоветикуса. Для этого в людях убивались мораль и совесть. Общечеловеческая мораль и вера в Бога подменялись на моральный кодекс строителя коммунизма. Поощрялись стукачество и карьеризм. При этом имущественные отношения были довольно своеобразными: процентов 95 населения были равны в своей нищете. Остальные 5% это были профессиональные партийные карьеристы и крупные уголовники, то есть спекулянты, валютчики, цеховики и т.д. Эти два мира, мир нищих и мир богатых, практически не пересекались. В мире нищих царило примерное равенство между всеми нищими. Один из мощных факторов разложения морали – зависть, был очень незначительным. Хотя совки научились завидовать и в мелочах.

На рубеже конца 80-х и начала 90-х имущественные отношения резко меняются. Смекалистые и смелые резко вырываются вперед основной массы населения. Богатых становиться уже около 10-12%. А разрыв между ними и массой – пропасть. Складывается совершенно новая, для России беспрецедентная ситуация. Одни едва выживают, другие купаются в роскоши и откровенно кичатся этим. У бедных это вызывает зависть, злобу и раздражение. Им тоже хочется, но далеко не у всех получается. Общечеловеческая мораль уже уничтожена коммунистами, мало что сдерживает от готовности совершать преступления. Но, и здесь есть ограничения. Не все способны убить (и слава Богу), не все умеют красть, а многие просто уже настолько тупы и ограничены, что и готовы бы красть, но даже не понимают, как это делается. Самые продвинутые и квалифицированные из бедноты, те кто владеют языками, инженерными, коммерческими навыками, находят работу у богатых. Даже те пара тысяч долларов в месяц, которые они получают от боссов, уже поднимают их над общей массой.

И вот в такой ситуации возникает идеальная среда для коррупции. При гигантском разрыве в доходах, богатым ничего не стоит, за 3 копейки по их меркам, покупать и подкупать людей в своих целях. И пошло-поехало. А люди готовы продаваться с огромным удовольствием. Только плати. Морали уже нет никакой. Мальчики и девочки в начальных классах школ мечтают стать бандитами и проститутками, когда вырастут. Их уже не исправишь ремнем и палкой. Это просто невозможно. Это новые люди совка, которые будут творить мораль в начале 2000-х. Из них вырастут и бандиты, и чиновники, депутаты Госдумы РФ, видные единороссы. Очень «хороший» человеческий материал будущего. Полное разложение человеческой морали. Суррогаты морали остаются в закрытых сообществах. У бандитов понятия. У воров воровской закон. Парадоксально, но, пожалуй, только в криминальном сообществе пытаются имитировать некую мораль, существуют какие-то законы поведения. Это объясняется тем, что при специфике их деятельности без соблюдения определенных правил вообще не выжить физически. Остальное общество в своей массе не менее отвратительно, чем самые отъявленные уголовники. А что же власть? А это и есть самая аморальная и развращенная часть постсовкового большевистского общества. Там ведь примерно 80% партийных карьеристов КПСС, и 20% бандитов. Если бы это соотношение было обратным, то, возможно, был бы хотя бы мизерный шанс на возвращение со временем человеческой морали в общество.

Далее все это работает как цепная реакция. Процессы разложения ускоряются. Из числа нищих появляются управляющие, служащие частных компаний, клерки, бухгалтеры высокой квалификации. Такие люди нужны богатым для управления своими структурами. Это уже полностью разложившийся элемент. Пожив на 2000-3000 долларов в месяц после 100. Они ни за что не хотят обратно туда, в нищету. Они будут лгать, продавать и продаваться, только бы не туда, в эту кромешную тьму нищеты. Все покупается, все продается. Я не о товарах и услугах, а о морали. Продаются и покупаются продажные люди. Коррупция – мать порядка.

А могло ли быть иначе? Могло. Если бы у власти не осталась КПСС, состоящая полностью из законченных негодяев. В этом случае наступила бы свобода, которая должна была родиться из хаоса. При свободе на верх поднимались бы в основном действительно, лучшие: умные, а не наглые; образованные, а не подлые. И было бы построено нормальное общество. Со здоровым разделением на социальные классы, с нормальной медициной и социальным обеспечением, и с нормальной общечеловеческой моралью.

Но, к сожалению, так не случилось. Родилось государство-мафия. И вот сегодня это образование представляет угрозу для всего мира. Я хочу сказать не о военной угрозе, которая, безусловно, существует. Я хочу обратить внимание на не менее опасную угрозу. Это угроза морального разложения западного общества. Вершиной человеческой цивилизации сегодня является Запад и несколько стран азиатского региона, такие как Япония, Южная Корея, Тайвань, Сингапур, и т.д. Там действительно есть мораль, там есть свобода и есть демократия. Так вот большевистское государство-мафия представляет моральную угрозу свободному миру.

Еще в первой половине 90-х на Запад рванули «новые русские», как их тогда называли. Это были наглые нувориши. И они со своими принципами подкупа и преступления начали постепенно коррумпировать западные страны. По моим личным наблюдениям французы и англичане гораздо легче поступались моральными принципами и шли на нарушения законов, чем немцы. Германия с ее нордическим духом и сегодня довольно крепкий орешек для разложения большевистскими преступниками. Хотя среди некоторых они и там «преуспели». На размышления наводят отношения бывшего канцлера Шрёдера с Путиным и Газпромом. Ну а про недвижимость преступников из РФ в Англии и Франции я уже просто молчу.

А ведь благополучие западного общества основано на морали изначально. Уничтожьте мораль, и пройдет совсем немного времени до того, когда перестанут строить больницы и дороги, полиция начнет работать на преступников и власть (уже тоже ставшую преступной), а народ превратится в такую же быдло-массу, какую из себя представляет народ РФ.

Поэтому, западному обществу необходимо в первую очередь отказаться от грязных капиталов РФовских преступников. Лучше всего их конфисковать, и новых не впускать. Затем нужно укрепить свою правовую систему: полицию, суды, арбитраж. Необходимо не допустить разложения и уничтожения свободного мира государством-мафией.

Руководители государства-мафии уже поняли, чем они могут бить Запад. Мы сегодня видим скандалы с подкупами ФИФА, олимпийских комитетов, различных функционеров и политиков на Западе. Этому явлению должна быть объявлена беспощадная война. Иначе мир рискует превратиться в гигантскую скотобазу без морали и права, по образу и подобию нынешнего мафиозного государства Российская Федерация.